9 июля 1862 г.


Начался день музыкально, были у Св[ечи]на, и он нам играл кое-что, на своих дверях мы написали Колару и Д — у, чтоб они пришли туда же, что они и сделали, и мы вчетвером слушали этого практичного маэстро, а потом втроем отправились в мастерские художников, посетили меньшего Манеса [Манес Квидо (1828—1880) — чешский живописец. Жанрист.], жанриста, особенно хорошего ничего не нашли, господин малодаровитый и еще молодой. Заходили в книжную лавку, и Колар показывал нам фотографии с картин чешского художника Чермака [Чермак Ярослав (1830—1878) — чешский живописец. Мастер исторической картины, обращался также к портрету, пейзажу и натюрморту.] из чешской истории — великолепие, он напоминает частию Поль Деляроша [Деларош Ипполит (Поль) (1797—1856) — французский живописец. Мастер исторической картины, портретист.] и так же хорош; картины несложные в две, три фигуры. Особенно хороша жена разбойника, муж которой ранен и лежит с ребенком, а жена сторожит неприятеля, врага, конечно, немца. Чермак живет зимой в Париже, там его и оригиналы проданы, и в Лондоне также, а теперь он путешествует по южным славянам, художник даровитый и молодой — 30 или 35 лет. Видали картину Свобода или происшествие в знаменитой комнате, о которой я уже упоминал; картина эта теперь в гостинице, не помню какой, кажется Штепано, ее не позволили выставить на выставку, немцам показалась слишком либеральна; на наш взгляд вещь весьма посредственная, он худо воспользовался сюжетом, но мы заметили костюмы, за верность которых ручается Колар. [...] Видели также только что начатый строить большой чешский театр; старую ратушу, где теперь тюрьма, заходили в один частный дом посмотреть картину молодого умершего пейзажиста Косарека [Косарек Адольф (1830—1859) — чешский живописец.] — недурна, талантливая, но уж очень грустная; потом пошли к пейзажисту Гавранеку [Гавранек Берджих (1821—1899) — чешский живописец.] и не застали дома, а, говорят, хороший пейзажист, жаль не видали; были у исторического художника Льготы [Льгота Антонин (1812—1905) — чешский художник.], пишет по большей части католические образа, у него, впрочем, много хороших эскизов; у скульптора Томаса Зейдана [Зейдан Томас (1830—1890) — чешский скульптор.] маленькая мастерская вся уставлена посредственными вещами, между прочим, он начал работать Петра Великого, когда он кует в Карлсбаде подкову; у него же видели мы модель памятника Ганки, который поставится в Вышеграде — недурен. Посетили хорошего скульптора немца Макса [Макс Эмануил (1810—1901) — немецкий скульптор, поселившийся с 1850 г. в Праге.] — бездна у него вещей, работает неутомимо, вот бы взять пример нашим скульпторам, он здесь самый популярный, но надоело писать, лень, а были еще в Музеуме, видели копья, ножи, щиты и пр., тоже разные чучела, горные породы и проч.

0003

38b_pic

Лиственный лес на скалистом берегу. Валаам. 1859


Май — июль 1862 г.


Эта часть дневниковых записей относится к пребыванию Шишкина за границей.]

Здание хорошо [Речь идет о берлинской Академии художеств.]; галерея дрянь — несколько вещей порядочных; Beder [Вебер Антон (1833—1909) — немецкий живописец. Жанрист и портретист. У Шишкина неточно обозначена фамилия (Beder).] (Несчастное семейство) очень хорош. Гильдебрандт [Гильдебрандт Эдуард (1818—1869) — немецкий живописец. Пейзажист. Профессор Берлинской Академии художеств.]

Осень 1861 г.


Не доезжая 18 верст села Пьяного Бора, острова украшены великолепными дубами, под горой большой ручей, густой лес смешанный (урема) [Урема — мелкий лес, растущий в низменных долинах рек.], в котором вотяки справляют керемет [Керемет — место идолопоклонничества.]; вообще вотяки выбирают для этого самые глухие, но живописные места.

Прага 5 июля 1862 г.


Сейчас только догадались, что не туда попали, куда бы следовало: нужно было поехать в Бромберг, а не Прагу, которая для пейзажиста не представляет ничего замечательного, также и ее окрестности. Горы ниже по Эльбе совершенно голые, овальные, весьма невзрачные; было одно место на пути из Баденбаха в Прагу, местность совершенно плоская на несколько десятков верст и живо напомнила Россию: кое-где рисуются небольшие плоские возвышенности, а иногда на горе виднеются села и деревни с белыми, как у нас, церквами.





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Иван Иванович Шишкин. Сайт художника.