Прага 5 июля 1862 г.


Сейчас только догадались, что не туда попали, куда бы следовало: нужно было поехать в Бромберг, а не Прагу, которая для пейзажиста не представляет ничего замечательного, также и ее окрестности. Горы ниже по Эльбе совершенно голые, овальные, весьма невзрачные; было одно место на пути из Баденбаха в Прагу, местность совершенно плоская на несколько десятков верст и живо напомнила Россию: кое-где рисуются небольшие плоские возвышенности, а иногда на горе виднеются села и деревни с белыми, как у нас, церквами. Прага — город большой, шумный, от того более, что очень тесный, улицы узкие; мы сразу обошли его, довольно долго искали квартиру г. Колара [Колар Иозеф (Осип) Иванович — преподаватель словесности и естественных наук в пражской гимназии. Горячий пропагандист идеи славянского содружества, переводчик Кольцова и Некрасова.], чеха, по рекомендации Пыпина [Пыпин Александр Николаевич (1833—1904) — литературовед, общественный деятель, двоюродный брат Н.Г.Чернышевского. В 1861 г. вместе с группой профессоров покинул Петербургский университет в знак протеста против реакционного нажима на студенчество. Одной из разрабатываемых им тем была славянская литература.]. Квартиру нашли скоро, но не застали дома, кухарка его говорила с нами по-чешски, понять было можно. Возвращаясь от него, напали случайно на богомолье католиков: посреди площади колонна, украшенная херувимами, посредине, конечно, образ мадонны, за решеткой сидит какой-то ксендз с густыми бакенбардами, громко поет, а за ним вся толпа повторяет, толпа же состоит из одних женщин и стариков, это, как и у нас в таких случаях. Как только выехали в Австрию, то на каждом шагу попадаются то кресты, то распятия, то статуи святых. Большой мост в Праге весь уставлен статуями, от времени почерневшими, но, кажется, недурно сделанными, орнаменты во вкусе Возрождения. На улицах Праги попадаются чаще всего солдаты и немцы, чешский язык редко слышен, но вывески и газеты есть чешские.

Были в одном ресторане, пили кофе и видели, как там много и, кажется, азартно играют в карты, бильярдов тоже много, но при нас они были пусты.

0012

0007

0008


с 14 по 15 июля 1862 г.


14 июля.
Я был в Трое — хорошее местечко, — я там нарисовал. [Акварель “Троя близ Праги”.]

15 июля. Утром приехал Якоби из Дрездена; были опять в музее, видели разные рукописи, книги с миниатюрами чешских художников, но там особое богатство геологических предметов, множество отпечатков допотопных растений. Сегодня же собираемся ехать в Пардубицы. [...]

с 24 по 27 мая 1862 г.


24 мая.
Сегодня день самый пустейший — пуст, как моя голова в настоящее время; нигде не были, погода великолепная, голова очень болит.

25 мая. Воскресенье. Немцы все на улице, жарко, собирается туча и гремит гром; был я сегодня в церкви, в здешнем соборе; когда я пришел, пастор говорил с кафедры, вернее кричал; “то нежно он ослабевал”; то вдруг как будто на войну зовет, бьет себя в грудь, голову то закидывает назад, то опускает ее и замолкает, — и из чего, подумаешь, хлопочет? А хлопочет усердно.





Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Иван Иванович Шишкин. Сайт художника.