Отправленные рисунки

И. И. Шишкин к И. В. Волковскому (апрель 1865 г.)


[Дюссельдорф]. Апрель 1865

Числа не знаю. Отличная погода.

Я сегодня целый день шлялся за городом,

как, бывало, с Джогой.

Любезнейший Волкач,

Спасибо тебе за письмо, а я ждал, ждал, да и ждать перестал, уверен был, что ты просто не хочешь писать, я тоже имел намерения больше не писать тебе — неужели ты так занят, что не найдешь времени написать письмо? Но как бы то ни было, это письмо было для меня сюрпризом. За то тебе и спасибо.

В письме твоем много нового и интересного. Давай бог успеха бедному нашему искусству в богатейшей и обширнейшей Руси. Следовательно, Григорович человек хороший? Взятки не берет? Гостям из Питера очень, очень рад. Особенно Резашку1 видеть весьма приятно. Но когда они будут?

За Егорушку Ознобишина очень рад. Следовательно, он теперь повеселел, а то он был как-то все не по себе. Что, как его здоровье? Кушать ли теперь горазд и по улицам разевает рот или еще нет?

Ну теперь тебе буду рассказывать про себя. И все, конечно, об рисунках. Рисунки мои делают чудеса, да и только, я последнее время выставлял еще три. Но хвалам и восторгам не было конца, народу около них столько всегда, что просто не доберешься, просто, брат, шум наделали. Я теперь получаю как почтительнейшее приглашение выставить мои рисунки в Кельне, Боне и Ахене, да ведь как просят. Из Кельна приехал один из директоров постоянной выставки ко мне лично просить меня. Но уже рисунки отправил в Бонн — из трех один продал и уже не за 50, а за 100 талеров, а из первых трех продал два по 75. Всего продал 6 рисунков. Словом, брат, черт знает, что такое — везде слышишь: вы федер цейхинунк2 фон Шишкин. Да ведь каждый говорит, что ничего подобного никогда и нигде не видывал. Ну да, черт с ними, с колбасниками. Третьего дня я кончил рисунок пером на камне, который, говорят, будет великолепен, но все дело будет зависеть от литографа, завтра будем делать пробу. И я пришлю тебе несколько оттисков вместе с фотографиями с моих рисунков, но жаль, что не со всех. С двух совершенно не успел. Купили и увезли, один в Милан, а другой — черт знает куда, кажется в Англию. И эти два были лучшие. Теперь жаль очень, да не пособишь.

Я каждые рисунки, которые делал, имел полное намерение все отправлять в Питер, но здесь просто не дают, что вы там еще успеете, а здесь вы останетесь не так долго и проч. и проч. На днях будет опять, вероятно, рецензия.

Что за мерзкие правила у наших редакторов, что за подобного рода, как рецензия, берут деньги. Это ведь не объявление какое-нибудь. Подлецы.

Я к июню, вероятно, буду в Питере, и ты устрой так, чтобы я мог найти все мои вещи, если ты уедешь. Смотри, не забудь.

Кланяйся Джоге и семье его. Я жду с большим нетерпением его видеть, если только и он не уедет куда-нибудь. Это ведь будет просто скука, если вы все поразъедетесь.

Прощай. Будь здоров и счастлив.

Твой И.Шиш[кин].

Живопись моя пока стоит, но я должен буду кончать обе картины. Дела за обеими немного, и на одну уже готов покупатель, но я карт[ины] не продам3.


1 В.М.Резанова.

2 Feder Zeichnung — рисунок пером (нем.).

3 Речь идет, по-видимому, о картинах "Вид в окрестностях Дюссельдорфа" и "Тевтобургский лес".

Предыдущее письмо

Следующее письмо


Дюссельдорф в 1900 году

Женева

0003



Перепечатка и использование материалов допускается с условием размещения ссылки Иван Иванович Шишкин. Сайт художника.